Охота с таксой на барсука, лису

651
Охота с таксой

 

Таксы относятся к древнему типу собак по богатству охотничьих инстинктов и являются одним из самых удачных опытов человека в выведении животного – сотрудника и помощника.

У такс чистых охотничьих линий инстинкт работы так силен, что перевешивает тягу к удобству и комфорту.

Такса отличается разнообразием охотничьих талантов. Ее главная обязанность – работа в норе, но так же успешно таксы охотились на мелких грызунов, использовались в качестве тихоходной гончей, удобной тем, что зверь, который уходит от погони со скоростью преследователя, не спешит убегать от таксы со всех ног, что дает возможность пешему охотнику настигнуть его. Благодаря острому нюху таксы использовались как ищейки, заменяли ретриверов для работы по кровяному следу при отыскании подранков.

Таксы не боятся воды, поэтому они могут вместо легавой быть приучены к аппортировке добытой водоплавающей дичи. А сильный инстинкт охраны территории, бдительность, отличный слух, мгновенная реакция, умение распознавать опасность и бесстрашие позволяют таксе быть хорошей сторожевой собакой. Вот сколько «специальностей» у маленькой собаки!

При охоте на норного зверя такса незаменима из-за своего характера. Она сочетает смелость и благоразумие, предпочитает выгнать зверя из норы, а не рвать его, что важно при промысловой охоте на лису, у которой ценна как раз шкура, которая может пострадать в схватке со слишком горячей собакой. Таксы упорны и вязки в работе, но при этом достаточно умны и осторожны, чтобы избегать травм и покусов.

Хорошая собака, натасканная и обученная, стоит дорого, хоть в денежном эквиваленте, хоть в пересчете на время и силы дрессировщика. Поэтому любой охотник предпочтет собаку невредимой возвращающуюся из норы той, которая выползает израненная, с серьезными травмами, хотя и добывшая зверя. Охотничий сезон короток, и нужно работать, а не лечить чрезмерно увлекающуюся борьбой собаку.

Чрезмерные горячность и злобность у такс всегда считались недостатком. Охотники ценили осторожных и умных собак, настойчиво преследующих зверя, висящих у него на хвосте с непрерывной подачей голоса при преследовании.

Охота с таксой на барсука

Охота с таксойСама охота с таксой по норному зверю мало изменилась за последние 130 – 160 лет. Вот как охотились в 18 – 19 веке. С таксой предпочитали брать лису. Она не так опасна для собаки, как барсук. И тогда, и сейчас такс, бравших барсука, было немного. Барсук – животное крупное и очень злобное, его труднее найти в норе и заставить выйти оттуда, так как норы у барсуков огромные, с множеством ответвлений, переходов и «этажей».

Они роют новые ходы и подземные помещения по мере того как прежние приходят в негодность, загрязняются или начинают осыпаться. Частенько старая нора барсука превращается в «коммунальную квартиру», в которой живут самые разные звери – от мышей до лис. Кроме основного выхода, в барсучьей норе всегда есть несколько запасных, расположенных довольно далеко от входного отверстия. Справится с барсуком и выгнать его под выстрел может только опытная, сильная, отважная и умная собака.

 

Охота с таксой на лису

Охота с таксой на лису проще. Она предпочитает не вступать в схватку с собакой, а путает ее, отрываясь от преследования в норе, или залегает, пережидая атаку. Лиса всегда являлась для охотников более желанной добычей из-за ценности шкуры. К тому же обилие лис недалеко от хозяйственных угодий человека грозило убытками в поголовье домашней птицы. За лисой отправлялись вдвоем. Охотник с таксой всегда брал с собой помощника, вооруженного лопатой, киркой, специальными щипцами, а также сетями, которые вставляли в отверстия норы, чтобы заблокировать все выходы, кроме одного.

Охотились в дождливую, ветреную погоду, когда лисы охотнее прячутся в норе. К обнаруженной норе подходили с наветренной стороны, не производя шума. Собака должна была вести себя очень тихо, не повизгивать, не лаять, не выдавать ничем присутствия охотника. Все отверстия, которые могут служить выходом из норы, закрывали сетями, утяжеленными по краям вшитыми пулями, чтобы зверь не прорвался, а запутался в них. Одно отверстие оставляли открытым и в него запускали собаку. Такса поноривалась и быстро обследовала возможные укрытия лисы. Охотники внимательно слушали.

Если собака быстро возвращалась из норы, не подав голоса, заключали, что зверя нет, и шли обследовать следующую нору. Если же собака отдавала голос, охотники в буквальном смысле залегали, приложив ухо к земле, и внимательно слушали, как работает  собака. Одновременно помощник начинал раскапывать нору, горяча и подзадоривая этим собаку. Такса должна была преследовать лису в норе, не отставая, непрерывно отдавая голос, и загнать зверя в тупик, откуда их вместе откапывали, или настойчивым преследованием, пощипыванием и лаем заставить лису выскочить из норы в приготовленную сетку-кошель перекрывающую выход.

Для работы под землей использовали взрослых собак. Знатоки особо отмечали, что хорошая такса не должна быть слишком крупной или слишком мелкой. Собака предпочиталась сильная и неутомимая. Если охотились в местах с рыхлой почвой, старались использовать более крупных и сильных такс, которые задерживали зверя в тупике, пока их откапывали охотники. В местности с каменистой почвой, где копать неудобно, предпочитали более мелких, ловких, злобных такс, которые настойчивым преследованием заставляли лису покинуть нору.

Охота с таксойВсегда предпочитались собаки, которые не стараются вступить в схватку с лисой, даже если они способны взять ее правильно, загрызть и даже вытащить из норы, а те, которые избегая прямого столкновения, нудят зверя до тех пока, он не выскочит из норы. Такса, сев на хвост зверя, уже не должна была покидать нору, даже будучи раненой. Охотиться с таксами начинали не ранее, чем им исполнится год, хотя опытные норники знали, что часто собака готова к охоте не ранее полутора – двухгодовалого возраста.

К концу 19-го века в европейских странах уменьшилась площадь угодий, где охотились с гончими. Поэтому все чаще использовали таксу как гончую под пешего охотника. Таксы были хороши тем, что гнали зверя медленно, но, не загоняя его в азарте слишком далеко от охотника. Благодаря отличному нижнему чутью они легко брали след, настойчиво шли по нему, способны были отдать голос, если видели зверя, то есть шли по–зрячему. Охотникам нравилось, что зверь не боится таксы, подпускает ее довольно близко, уходит от собаки не торопясь, что давало возможность пешему охотнику догнать зверя и подойти достаточно близко для выстрела.

Как гончая, такса использовалась для охоты на кролика, куницу, выдру, хорьков, горностаев, лесную козу, даже кабана. Таксы отличались терпением, при промахе охотника по первому разу легко находили свежий след и указывали новое местонахождение зверя. Универсальность таксы заключалась в том, что она не была приспособлена только к каким-либо строго определенным условиям охоты.

За кроликом и зайцем собака шла по чащобе и густому кустарнику, в лесу она останавливала кабана, облаивая и увертываясь от зверя, пока охотник не подкрадется и не выстрелит; преследуя выдру, такса шла в воду; куниц и горностаев загоняла на дерево, как лайка, и облаивала до подхода охотника. Хотя охотники уже тогда отмечали, что универсальность таксы идет несколько в ущерб ее основным способностям как норной собаки, все же охотно использовали как замену целой рабочей стае. Л.П. Сабанеев отмечал, что такса «легко может быть приучена исполнять обязанности ищейки и ретривера, приносить убитую птицу с воды, отыскивать раненого или убитого зверя и лаем оповещать хозяина».

Сейчас с таксой охотятся в основном на лису, енотовидную собаку и барсука. На барсука охотятся только там, где численность этого животного достаточно велика. Охотников обязывают восстанавливать раскопанные барсучьи норы. В России в некоторых регионах раскапывать норы с последующим восстановлением разрешено, а вот в Беларуси и Украине такой способ добычи барсука запрещен, так как барсук здесь стал редким животным.

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here